Новости | Библиотека | Форум | E-mail |
Новости
Новости сайта
Последние новинки библиотеки
Последние отзывы
Совет недели
Архив новостей
Библиотека
Зарубежная фантастика
Русская фантастика
Популярные авторы
Популярные книги
Новинки
Новое:
А. Ефимов «Хрустальное яблоко»
Н. Бульба «Вторжение»
А. Афанасьев «Год колючей проволоки»
А. Доронин «Утро новой эры»
П. Корнев «Пятно»
А. Каменистый «Девятый»
Т. Форш «Космический отпуск»
Новая книга
Фензины
Лоцман (все рецензии)
Фензины (все номера)
Обратная связь
Предупреждение
От авторов
Ссылки
F.A.Q.
Поиск
Расширенный поиск



Книжное обозрение   Лоцман
  Вернор Виндж "Пламя над бездной"

  
Космогония верности и предательства

Человек - песчинка в океане мироздания, замечают философы. Довольно спорное мнение. Будь это так, не существовало бы фантастики. В ней упрямая песчинка не только исследует мироздание, не только обустраивает его по собственному разумению, но и навязывает ему придуманные ею же законы.

Там, где астрофизики спорят и осторожно выдвигают гипотезы, фантасты утверждают. Какой безоглядной храбростью, какой вселенской гордыней надо обладать, чтобы конструировать Космос по своим чертежам. И хотя храбрецов немного - можно вспомнить Г.Игана, Г.Бира, Д.Брина, Ч.Шеффилда, Г.Бенфорда, Б.Шоу, - тем интереснее наблюдать за их моделями.

Недавно в элитарном "клубе космогонистов" появился новый член. Это хорошо нам знакомый Вернор Виндж, автор "твердой" НФ. До сих пор он предпочитал оперировать временем, оставаясь на Земле и не покушаясь на основы мироздания. Но автору стало тесно на планете и в рамках привычных физических законов. Конструкции Винджа, заключенные в книге "Пламя над бездной", вполне заслуживают шекспировской строки "В его безумии есть логика". С точки зрения писателя, галактика Млечного Пути напоминает слоеный пирог. Мирам, оказавшимся в нижнем слое, рядом с Безмысленной бездной, не повезло: здесь действуют эйнштейновские ограничения и все происходит вязко, медленно, скучно. Провинция, одним словом... Срединные миры уже готовы к прогрессу, общению на субсветовых скоростях. Но настоящая элита, конечно же, пребывает в Крайних мирах. Здесь возможно практически все - даже осуществить целой расой некий "переход" и преобразоваться в нечто абсолютно непознанное, единую космическую Силу. Правда, эта жесткая иерархия подкорректирована демократическими убеждениями фантаста: одни цивилизации, развиваясь, поднимаются из глубины, другие, деградируя, опускаются вниз. Человечество, щедро засеянное автором по всей галактике, достигло Крайних миров и, конечно же, немедленно начало экспериментировать. В результате пробудилась отрицательная Сила - всепожирающая Аномалия...

Таковы правила игры, заданные автором и имеющие самое непосредственное отношение к вопросу о песчинке. Наш условный философ радостно потирает руки, а вполне реальные читатели приходят в уныние при подобном масштабе повествования. Как поместить конкретных персонажей в такую глобальную систему координат? В какой вселенский телескоп разглядеть их нанострасти, микрострадания, миниподвиги? А Виндж будто не замечает этой проблемы, о которую спотыкались многие "космогонисты". Он вводит еще одну сюжетную линию: в одном из нижних миров идет война между кланами киноидов, которые обретают разум лишь тогда, когда организуют стаю из четырех особей. И тщательно, подробно, любовно прописывает эту странную цивилизацию.

Ну подумайте: какое нам дело до разумных собак с их феодальными интригами?! Тут ведь десятки высокоразвитых миров за секунду исчезают со звездного неба! Еще две страницы, еще пара гиперскачков трех враждующих флотов - и вся галактика будет вывернута наизнанку! А нас заставляют изобретать порох, отливать кустарные пушки и тащиться невесть куда по весенней грязи.

Но странное дело: когда масштаб волею автора уменьшается до квадратов на местной карте, все происходящее в этих клетках оказывается не менее важным, чем то, что разворачивается на просторах галактики. Герои становятся интереснее, чем Силы, а Космос... Ну что ж, он подождет, пока мы не решим вопросы верности и предательства, любви и долга, бескорыстия и жажды власти...

Эта ситуация неподвластна физике. Она не вписывается в самую изощренную космогоническую теорию. Это просто литература. Великая загадка таланта, не разгаданная ни в Нижнем, ни в Среднем, ни даже в Крайнем мире. А как же насчет собственных "Невтонов"? Удивительно, но в "клубе космогонистов" нет ни одного российского фантаста. Не будем о прошлых временах: материалистическая картина мира предписывала писателям следовать школьному, максимум - институтскому учебнику физики. Однако за последнее десятилетие, вырвавшись из навязанных рамок, ободрав локти и колени, наша фантастика освоила практически все направления: киберпанк и хоррор, триллер и космическую оперу, громокипящую фэнтези и ироничную мистерию... Но даже попыток создать космогонию не видно. Может быть, нет эрудированных авторов, способных работать в этом жанре? Вряд ли. Среди российских писателей-фантастов есть астрофизики, астрономы и математики (имеется даже собственный член-корреспондент).

А может, они философы, убежденные, что человек - лишь песчинка в океане мироздания?

Сергей ПИТИРИМОВ

 

  Перейти на страницу автора в библиотеке Фензина.

  Перейти на страницу книги в библиотеке Фензина.
Copyrights   ©
Дизайн «Insight-Studio» Дизайн студия ДZайн
Rambler's Top100 © 1999-2016 PHD&OB