Новости | Библиотека | Форум | E-mail |
Новости
Новости сайта
Последние новинки библиотеки
Последние отзывы
Совет недели
Архив новостей
Библиотека
Зарубежная фантастика
Русская фантастика
Популярные авторы
Популярные книги
Новинки
Новое:
А. Ефимов «Хрустальное яблоко»
Н. Бульба «Вторжение»
А. Афанасьев «Год колючей проволоки»
А. Доронин «Утро новой эры»
П. Корнев «Пятно»
А. Каменистый «Девятый»
Т. Форш «Космический отпуск»
Новая книга
Фензины
Лоцман (все рецензии)
Фензины (все номера)
Обратная связь
Предупреждение
От авторов
Ссылки
F.A.Q.
Поиск
Расширенный поиск



Сергей Бережной   Лоцман
  Владимир Орлов "Шеврикука"

  
Домовой с большими полномочиями
Что-то вроде апологии
© Сергей Бережной, 2000

Со времени публикации "Альтиста Данилова" прошло двадцать лет. Время вполне достаточное, чтобы читатель начал ощущать архаичность книги. Я перечитал. Нет архаичности. Хотя специально искал. Кто говорил, что книга, жестко привязанная к реалиям ушедшей эпохи, быстро стареет? Дайте ему "Альтиста Данилова", пусть обретет душевный покой.

Впрочем - с чего это я назвал эпоху "Альтиста..." ушедшей? Заврался, наверное... Вот "Шеврикука" - роман почти о сегодняшнем дне, а эпоха в нем все та же - наша. Тут уж не ошибешься. Героические будни и не менее героические праздники. И обитатели останкинских дворов, переулков и парков - сегодняшние, хотя те же, что и во времена процветания знаменитого пивного автомата на улице Королева.

Снесли автомат-то. Вот ведь какое знамение времени...

С гибелью автомата что-то сломалось в механизмах Вселенной. Во всяком случае, сменился тип героя. Данилов, демон на договоре, был своим в богемных кругах Семи Сфер, да и аристократизм возвышал его над окружающей нечистью - аристократизм частью наследственный (Данилов все-таки сын бога - пусть и опального), частью благоприобретенный. Шеврикука - напротив, существо совершенно приземленное и бытовое: "двухстолбовый" домовой в "Землескребе" - большом девятиэтажном жилом доме-"корабле" (№ 14 по 5-й Ново-Останкинской улице). "Двухстолбовый" - это не от "столбовой дворянин", а оттого, что в ведении Шеврикуки находится не весь огромный домище, а только два его подъезда-"столба". Новый герой предстает перед читателем существом хозяйственным, справедливым и внушающим уважение. Чувствуется в нем основательность хорошо укоренившегося многолетнего дуба. Хотя выглядит обычно Шеврикука молодо - едва за тридцать, - но ведет себя всегда значительно, и даже нечаянные или чаянные хулиганства у него выходят крепкими и ладными, как молодые боровички.

Да... Так вот, живет себе наш новый герой, занимается бытом, страдает от распада нежных отношений с Гликерией Андреевной Тутомлиной - останкинским привидением с неудавшейся карьерой, но большими амбициями, - участвует в дворовом общественном бурлении. И тут происходит в его судьбе какой-то значительный поворот. События одно за другим подкрадываются к Шеврикуке - или обрушиваются на него. События разные, казалось бы, не связанные ничем, но разговоры и пересуды идут о том, что Шеврикука стал внезапно важен для лиц и кругов совсем иных полномочий. И только сам Шеврикука никак не может дознаться - в чем же заключается эта его важность?..

Ах, как знакомо нынешнему обитателю пост-советского жизненного пространства это ощущение: правит твою жизнь некая таинственная и необоримая сила, избегающая себя открывать, но самого тебя из поля зрения никак не выпускающая. Решит вдруг эта сила, что ты - избиратель, и будешь ты избирателем, хочешь ты того или нет. Решит, что ты - космополит, и все кругом будут знать, кто ты есть, а сам ты - как бы ни сном, ни духом. Или еще того хуже - решит эта сила, что ты ей важен - и придется тебе нести ответственность, может быть, даже за все...

А за что - за все? И спросить-то не у кого...

Так и будешь влачиться - делать то, что должно, то, что тебе кем-то предназначено помимо твоих воли и желания. Там, наверху (наверху ли?), не принимают в расчет твою волю и твои желания. Для тех, которые наверху (ли), ты - лишь махонький завиток в сложном узоре управляемых сущностей...

А как же свобода воли?..

Но - что мы все о грустном?

Какие изумительные тайны приоткрывает "Шеврикука"!.. Например, становится ясно, как вообще возникли силы и существа, почему-то называемые "потусторонними". Существуют они с того момента, как возникают в людском сознании. Домовые, например, появились в людском сознании давно, с тех пор и живут. А Отродья, кучкующиеся в уровнях Останкинской телебашни, зародились совсем недавно. Таинственный Магнитный Домен сгенерился в дебрях извилин технической интеллигенции; неуправляемый Белый Шум - в работах информатиков; Тысла - Тыльная Сторона Ладони - вырос из разбежавшегося по книгам глупого эвфемизма; ужасный Потомок Мульду - вообще из идиотского недоразумения: заведующий репертуаром кинотеатра по телефону недослышал название фильма - и вместо "По тонкому льду" на афише появилось "Потомок Мульду", причем афиша этого самого "потомка" изображала во всех подробностях. С подробностями он в массовом сознании и отобразился...

И все эти новообразования - Отродья, - они и возникли вне контроля со стороны системы, и жить хотят, понятно, вне этого контроля. У них - своя система. Оп-па! Конфликт двух конкурирующих систем неизбежен...

Опять мы о грустном! Да что ж такое, а? Роман-то веселый! С весельем, с драками, погонями и любовными интрижками. Есть в нем и жулики, и незадачливые дельцы, и невероятный персонаж по кличке Крейсер Грозный, и так и не проясненный до конца Пузырь, который прилетел в Останкино и принялся снабжать москвичей сперва дармовым гороховым супом, а потом... стоп-стоп-стоп, тпррру, осади назад, не шустри, рецензент, не раскрывай секретов!

Что-то большая получается рецензия. Надо закругляться. А не хочется, и даже не можется: роман-то огромный, вместилось в него - ох, сколько всего, и хотел бы я все пересказать - не смог бы. А потому скажу лишь, что Владимир Орлов подарил мне несколько изумительных вечеров, когда я сидел и читал, читал и млел... И сейчас, постфактум, тоже млею.

И очень жалко было закрывать книгу. Открывать было боязно, а закрывать - жалко. Верный признак хорошей книги.

"Шеврикука" будет стоять у меня на любимой полочке, и я буду изредка огорчать себя, переворачивая его последнюю страничку.

Как говорил другой герой Орлова: "Но ведь беда-то небольшая?"

Ага.


 

  Перейти на страницу автора в библиотеке Фензина.

  Перейти на страницу книги в библиотеке Фензина.
Copyrights   ©
Дизайн «Insight-Studio» Дизайн студия ДZайн
Rambler's Top100 © 1999-2016 PHD&OB