Новости | Библиотека | Форум | E-mail |
Новости
Новости сайта
Последние новинки библиотеки
Последние отзывы
Совет недели
Архив новостей
Библиотека
Зарубежная фантастика
Русская фантастика
Популярные авторы
Популярные книги
Новинки
Новое:
А. Ефимов «Хрустальное яблоко»
Н. Бульба «Вторжение»
А. Афанасьев «Год колючей проволоки»
А. Доронин «Утро новой эры»
П. Корнев «Пятно»
А. Каменистый «Девятый»
Т. Форш «Космический отпуск»
Новая книга
Фензины
Лоцман (все рецензии)
Фензины (все номера)
Обратная связь
Предупреждение
От авторов
Ссылки
F.A.Q.
Поиск
Расширенный поиск



Сергей Бережной   Лоцман
  Сергей Лукьяненко "Рыцари Сорока Островов"

  
© Сергей Бережной, 1994

То, что начинающий - довольно давно уже начинающий - автор Сережа Лукьяненко решил идейно потягаться с мэтром - довольно давно уже мэтром - Владиславом Крапивиным, нет ни- чего удивительного. Во-первых, это показатель того, что Сергей, начав практически с прямого подражания манере Крапивина и заимствования его постулатов, нынче из этих литературных пеленок вырос. Закон "отрицания отрицания" Госдумой пока еще не отменен, поэтому Сергею просто необходимо было круто разобраться со своим литературным происхождением - и "отрицнуть" его как следует. Что он и проделал довольно убедительно, написав "Рыцарей Сорока Островов".

Книга действительна выдержана в "крапивинской" стилистике (деревянные мечи, легенда о клипере Безумного Капитана, возраст персонажей) - но построена не на романтически возвышенной скаутско-пионерской доктрине, а на вполне реалистичном моделировании поведения подростков в фантастической ситуации. На уровне символов это показано достаточно наглядно: деревянные мечи могут становиться настоящими, а клипер Безумного Капитана (очень "крапивинский" символ!) оказывается миражом, скрывающим бездушную мясорубку. И уж совсем вне парадигмы Крапивина ставшая повседневной обыденностью смерть...

Завязка сюжета романа такова. Обыкновенный современный подросток вдруг оказывается перенесенным на один из островов неизвестно где находящегося архипелага. На каждом из островов живут подростки, похищенные из разных стран. Естественно, все они хотят вернуться домой. Но условием возвращения таинственные силы ставят захват обитателями одного из островов всего архипелага. Ситуация безвыходная - если даже ты не будешь лезть через мост на соседний остров, то свой-то защищать все равно придется. А военные авторитеты в один голос лучшим способом обороны считают нападение...

На мой взгляд, эксперимент поставлен на диво корректно. Конечно, тут же на память приходит "Повелитель Мух" Голдинга - но там, если вы помните, конфликт более психологический, нежели социальный. У персонажей Лукьяненко не осталось никакой возможности этичного выбора, что лишний раз подчеркивает чистоту поставленного автором социального - именно социального! - эксперимента.

Очевидно, каждый эксперимент ставится не процесса ради. Результаты же описанного опыта предрешены: позитивное решение задачи практически исключается начальными условиями. Попытка же изменить начальные условия (отказаться от военной экспансии и заключить союз всех островов) приводит лишь к тому, что военная борьба осложняется борьбой политической и все заканчивается восстановлением status quo.

Отрицательный результат - тоже результат. Но Лукьяненко слишком любит своих пацанов, чтобы ограничиться зацикливанием ситуации до полной безнадеги. Поэтому он дает им возможность разобраться с теми, кто все это безобразие организовал. Справедливости ради следует отметить, что главный-то организатор - сам автор, но лишенные эмоций и этики (старо, старо!) инопланетяне на роль злодеев, с которыми можно разделаться, подходят как-то лучше.

В общем-то, все выливается в пшик. Лукьяненко отлично удалось показать, что "крапивинские барабанщики" суть идеализьм и в реальном мире существовать не могут - но с этим, наверное, согласен и сам Крапивин. Тем не менее, любая педагогическая концепция строится на формировании в сознании ребенка идеала, и в этом смысле "барабанщики" имеют заметное этическое преимущество перед павликами морозовыми. Роман Лукьяненко в этом контексте выглядит как rite of passage, обряд посвящения: он сталкивает утопический идеал с реальностью.

Вот он, момент истины - момент взросления. Когда-то для меня моментом взросления стал рассказ Рыбакова "Великая сушь". Вполне допускаю, что для кого-то ту же роль сыграет роман Сергея Лукьяненко.


 

  Перейти на страницу автора в библиотеке Фензина.

  Перейти на страницу книги в библиотеке Фензина.
Copyrights   ©
Дизайн «Insight-Studio» Дизайн студия ДZайн
Rambler's Top100 © 1999-2016 PHD&OB