Фрэнк Герберт
Дюна. Мессия Дюны. Дети Дюны (сборник)

Нефуд сглотнул:

– Слушаю, мой барон.

– Он должен умереть, – прорычал барон. – Он посмел помогать моим врагам!..

Нефуд переступил с ноги на ногу.

– Что еще?

– Милорд, сардаукары захватили… двоих людей, которые могут представлять интерес для вас. И второй – это старший асассин покойного герцога.

– Хават? Суфир Хават?!

– Я сам видел пленного, милорд. Это Хават.

– Вот не думал, что такое возможно!

– Сообщают, что в него выстрелили из станнера, милорд. В Пустыне, где он не решался пользоваться щитом. Так что его взяли практически невредимым. Если мы сумеем заполучить Хавата – нам удастся неплохо позабавиться.

– Ты говоришь о ментате, – проворчал барон. – Ментатами не бросаются. Он говорил, что он думает о поражении? Знает ли он, насколько… нет, не может быть.

– Он сказал немного, милорд, но достаточно, чтобы понять, что предателем он считает леди Джессику.

– Ах-ххх…

Барон снова откинулся на подушки, размышляя.

– Ты уверен? – спросил он наконец. – Ты уверен, что его ненависть направлена прежде всего на леди Джессику?

– Он сказал так в моем присутствии, милорд.

– Так пусть он думает, что она жива.

– Но, милорд…

– Не перебивай. Пусть с Хаватом хорошо обращаются. Я запрещаю говорить ему о докторе Юйэ, истинном предателе. Упомяните как-нибудь, что доктор Юйэ пал, защищая герцога. В каком-то смысле это даже правда… А мы укрепим его подозрения в отношении леди Джессики.

– Конечно, милорд, но…

– Хават голоден? Хочет пить?

– Милорд, но Хават все еще в руках сардаукаров!..

– Ах да. Конечно. Но сардаукары не меньше моего хотят выкачать информацию из Хавата. Я заметил кое-что в наших союзниках, Нефуд. Они не слишком ревностны… по политическим мотивам. Я уверен, что это не случайно: очевидно, так хочет Император. Да. Я в этом уверен. Вот ты и напомнишь командиру сардаукаров, что я известен своим умением выжимать информацию из самых молчаливых субъектов…

Нефуд выглядел глубоко несчастным.

– Да, милорд.

– Скажешь командиру сардаукаров, что я намерен допросить Хавата и Кинеса вместе, устроив им очную ставку и используя одного против другого. Это он, я полагаю, поймет.

– Да, милорд.

– А когда мы заполучим обоих… – Барон покивал.

– Милорд, сардаукары наверняка потребуют, чтобы их наблюдатель присутствовал на всех… допросах.

– Я уверен, что мы сумеем изобрести способ отвадить всех нежеланных наблюдателей, Нефуд.

– Понимаю, милорд. Тогда с Кинесом и произойдет несчастный случай?

– И с Кинесом, и с Хаватом, Нефуд. Но по-настоящему погибнет лишь Кинес. А Хават мне нужен. Да. Ах-х, да.

Нефуд моргнул, сглотнул. Казалось, он хотел спросить о чем-то, но удержался.

– Хавату будут давать и еду, и питье, – распорядился барон, – с ним будут обращаться хорошо, проявлять симпатию. Но в его воду ты добавишь остаточный яд, разработанный покойным Питером де Врийе. И ты же проследишь, чтобы с этого момента он регулярно получал в пище противоядие… пока я не отменю это распоряжение.

– Противоядие, да… – Нефуд потряс головой. – Но…

– Не будь так глуп, Нефуд. Герцогу почти удалось убить меня с помощью этой капсулы с ядом в зубе. Газ, который он выдохнул, метясь в меня, лишил меня лучшего моего ментата – Питера. Так что мне нужна замена.

– Хават?

– Хават.

– Но…

– Ты хочешь сказать, что Хават полностью предан Атрейдесам? Это так, но все Атрейдесы мертвы. Мы же, так сказать, совратим Хавата. Следует убедить его, что он никак не виновен в поражении герцога, что оно – дело рук Бене-Гессеритской ведьмы. У него был слабый хозяин, чей разум был замутнен эмоциями. Ментаты, знаешь ли, высоко ценят умение вычислять, не отвлекаясь эмоциями, Нефуд. Вот мы и совратим нашего славного, грозного, неподкупного Суфира Хавата.

– Совратим его… Да, милорд.

– Прежний хозяин Хавата, к несчастью, был не слишком состоятелен и не мог поднять своего ментата к вершинам разума – что есть право ментата. Хават, несомненно, поймет, что в этом есть некая доля правды. Так, герцог не мог позволить себе нанять максимально эффективных шпионов, чтобы обеспечить своего ментата необходимой информацией. – Барон поглядел на Нефуда. – Не будем себя обманывать, Нефуд: правда – это мощное оружие. Мы знаем, чем мы победили Атрейдесов; знает и Хават. Мы победили их своим богатством.

– Богатством. Да, милорд.

– Итак, мы совратим Хавата, – повторил барон. – Мы укроем его от сардаукаров. И мы будем держать в резерве… возможность в любой момент прекратить введение противоядия. Остаточный яд невозможно вывести из организма. И, Нефуд, Хавату незачем знать про этот яд. Противоядие не обнаруживается ядоискателем. Пусть себе Хават исследует свою пищу сколько хочет – даже следа яда он не обнаружит.

Глаза Нефуда расширились – он наконец понял.

– Отсутствие некоторых веществ бывает так же смертоносно, как и присутствие других, – усмехнулся барон. – Вот, скажем, отсутствие воздуха, а? Или воды. Отсутствие чего угодно, к чему мы привыкли и от чего зависим. – Барон многозначительно кивнул. – Ты понял, о чем я говорю, Нефуд?

Нефуд сглотнул:

– Да, милорд.

– А раз понял – займись делом. Разыщи командира сардаукаров и приступай.

– Сию минуту, милорд. – Нефуд поклонился, повернулся и поспешно удалился.