Текст книги

Ростислав Александрович Марченко
Гадюкинский мост

Гадюкинский мост
Ростислав Александрович Марченко

Военная фантастика
Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, – максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.

Хотя на первый взгляд стоящая перед Александром задача и кажется довольно простой, враг имеет привычку создавать множество неожиданных проблем…

Ростислав Марченко

Гадюкинский мост

Серия «Военная фантастика»

Выпуск 97

© Ростислав Марченко, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…

    «The Defence of Duffer’s Drift»
    Капитан Э. Д. Суинтон, D.S.O., R.E.,
    в будущем генерал-майор сэр Эрнест Суинтон, K.B.E., C.B., D.S.O.

Предисловие

…Война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели…

    Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Как подсказывает опыт глобальных и локальных конфликтов последнего столетия, вложенные в уста молодого лейтенанта слова ветерана недавней англо-бурской войны капитана Эрнеста Данлопа Суинтона, будущего создателя британских танковых войск, министра авиации и профессора военной истории Оксфордского университета, рискуют стать бессмертными:

«…Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать, и, несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал, как руководить дивизией или даже армейским корпусом, однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась, как ни странно, настоящей загадкой…»

Замысел данной книги родился под впечатлением от написанной Суинтоном в 1904 году и в настоящий момент уже практически бессмертной в определенных кругах «загнивающего Запада» повести «The Defence of Duffer’s Drift», а также произведений его довольно многочисленных последователей, ни один из которых, как и сам Суинтон, в России официально не переводился.

Исходная «Оборона брода Балбесов», структурно представляющая собой сборник из шести новелл-«снов», посвященных вариантам решения, казалось бы, простенькой тактической задачи по обороне английским пехотным взводом речного брода от окрестных бурских партизан, настолько великолепно осветила в тексте парадигму «Уставы пишутся кровью» и важность подготовки младшего офицерского состава к самостоятельному ведению боевых действий, что уже практически сотню лет периодически переиздается и по факту является обязательной к изучению в военных учебных заведениях англоязычных государств.

Вторым источником вдохновения автора стала модная среди современных писателей тема альтернативной истории с нашими современниками, массами проваливающимися сквозь время в годы Великой Отечественной войны. Герои этих произведений в лучшем случае учат военному ремеслу Георгия Константиновича Жукова, в худшем же, толкаясь локтями под напевы Высоцкого на заляпанном фронтовой грязью зеленом ковре, раскрывают глаза товарищу Сталину на гений конструкции РПГ-7 или, как вариант, – на командирскую башенку Т-34 и 7,62-миллиметровый автоматный патрон образца 1943 года, пытаясь пролезть в советники.

На чем основана уверенность в интеллектуальном, профессиональном и морально-волевом превосходстве немногих внуков над многочисленными дедами, как правило, решительно непонятно. Убежденность авторов в невероятном уровне владения воинскими специальностями нашими современниками, которым даже в спецназе служить не обязательно – страйкбола вполне достаточно, не может не поражать. Если исходить из таких текстов, только современных страйкболистов и не хватало предкам для воспрепятствования появлению немецких мотоциклистов в Химках и разведотряда на бронемашинах у Астраханской железной дороги.

Понятно, в жизни все было гораздо, гораздо страшнее. Первый период Великой Отечественной войны – это картина, в буквальном смысле написанная кровью и именно советских воинов в основном. Дешевая мазня, изображающая не пойми кем сильнейшего в российской истории врага, военная машина которого в буквальном смысле слова, перемалывая все встреченное, через полгода войны дошла до Москвы, а через год и до линии Архангельск – Астрахань, является неприкрытым оскорблением как для тех, в чьих костях в приволжских степях завязли гусеницы немецких танков, так и для тех, кто, сменив погибших, закончил войну в Берлине.

Чванство, шапкозакидательство и заочные победы никогда никого ни к чему хорошему не приводили. История вообще и военная в частности помогает изучать прошлые ошибки, чтобы избегать их в будущем. И уж чего-чего, а поражений армий, уверенных в собственном превосходстве и даже реально им обладавших, военная история знает более чем предостаточно.

Для победы недостаточно иметь совершенную технику, амуницию и вооружение. В руках и под боевым управлением неквалифицированного личного состава всё перечисленное неизбежно превращается в груды чужих трофеев, мусора и металлолома. Если, конечно, «посчастливится» столкнуться с более-менее серьезным противником. Причем даже разница в десятки лет технического развития оказывается аргументом далеко не во всех случаях. Играет она только в руках и головах людей, которые способны реализовать имеющиеся у них преимущества. Последнее блестяще подтверждается украинским конфликтом, где ВСУ на настоящий момент смотрятся сущим близнецом Красной Армии если не советско-финской войны, то Великой Отечественной периода 1941–1942 годов точно. Причем, надо сказать, воюя с противником, весьма широко использующим вооружение как раз данных лет выпуска.

С мотивацией автору пора заканчивать, пришло время перейти к делу.

Командир парашютно-десантного взвода лейтенант Александр Суровов, провалившийся вместе с подчиненными в 1941 год в результате неизвестного науке феномена, не склонен предаваться рефлексиям. Окончив знаменитое училище и уже приобретя опыт в ходе службы в строю, он уверен как в своих силах, так и в своих людях, что до, что после их переноса.

Пусть в его парашютно-десантном взводе с приданным пулеметно-гранатометным отделением и личным составом взвода обеспечения всего лишь 33 человека, однако у него есть автоматы АК-74М с оптическими прицелами и подствольными гранатометами ГП-25, пулеметы ПКП и гранатометы бойцов, три БМД-4М с полным боекомплектом, БТР-Д, несущий крупнокалиберный пулемет «Корд» и автоматический гранатомет АГС-17, а также полный горючего автомобиль-наливник и три набитых боеприпасами КамАЗа-43501 в тылу.

Хотя Александр неглуп, самолюбив и жаждет отличиться, он не только не рвется во встречном бою наголову разгромить танковую группу генерал-полковника Эриха Гёпнера, но даже не готов замахнуться на любой из его танковых батальонов. Все, что ему нужно под гнетом сложившихся обстоятельств, – максимум сутки оборонять брод и железнодорожный мост через реку Чернянка в районе деревни Гадюкино, не допуская переправы там войск противника, и после выполнения данной задачи оторваться от них, очень желательно не оставив в трофеях врага никаких хайтеков из будущего.

На попирание своими ботинками зеленого ковра в кремлевской прихожей в ближайшей перспективе он не рассчитывает, однако планы действий по данному варианту нет-нет, но появляются в его мыслях. Проект речи о перспективности промежуточного патрона и эффективности РПГ-7 периодически возникает как бы сам собой. Где Советский Союз возьмет приличные объемы гексогена на снаряжение противотанковых гранат и пьезоэлектрические взрыватели для них же, он пока не знает, но надеется, что сталинские конструкторы что-нибудь придумают.

На первый взгляд стоящие перед Александром задачи кажутся довольно простыми, однако враг имеет привычку создавать множество проблем, касательно которых читатель с быстрым и острым умом, несомненно, сможет все понять о складывающейся ситуации задолго до первого выстрела.

Жизнь первая

…Знание наперед нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить и путем заключения по сходству, нельзя получить и путем всяких вычислений. Знание положения противника можно получить только от людей…

    Сунь-цзы, «Искусство войны», V век до н. э.

Известные события, доказавшие населению самой большой на земном шаре страны, что не одними счетами безликими жив ее президент, умножившие ее территорию и население, а также приведшие к невиданному росту патриотизма в государстве, не оставили служивых в стороне от их последствий.

Некие сопредельные государства с некоторых пор ощутимо заволновались, вполне явно задавшись вопросом, а правильно ли был выбран вектор их внутренней политики после обретения независимости и не слишком смело, с их стороны, столько лет дразнить северного соседа, чувствуя себя у бога за пазухой. Градус переживаний не прошел и мимо их покровителей, которые за свой имидж, как оказалось, переживали не меньше, в результате чего на территории сопредельных государств появилась бронетехника старших братьев по военному договору.

Последнее не могло пройти мимо располагающихся на данном стратегическом направлении соединений Российской армии, результатом чего стало повышение уровня боеготовности и вывод на усиление пограничников дежурных подразделений, а также клацание с потенциальными противниками затворами через границу. Это по мере усложнения политической обстановки потребовало все большего и большего вовлечения войсковых подразделений.

Я бы с удовольствием отказался от сопровождения колонны с продуктами, боеприпасами и горючим до пункта временной дислокации выдвинутой на прикрытие госграницы батальонной тактической группы нашего полка, будь такая возможность. Однако наш командир полка, любящий потренировать личный состав в условиях, приближенных к боевым, не оставил мне другого выбора.

Согласно поставленной им лично боевой задачи, я со своим взводом и приданным ему пулеметно-гранатометным отделением должен был сопроводить колонну до пункта временной дислокации БТГ и после чего убыть на погранзаставу «Широкино» для усиления тамошних пограничников. Растаскивать дежурную БТГ по заставам вышестоящее командование не захотело, в итоге «Батя» получил приказ выдвинуть на усиление застав парашютно-десантную роту из пункта постоянной дислокации.

Определившись со старшим колонны, командиром взвода материального обеспечения первого батальона лейтенантом Петренко о времени выхода, я получил сухой паек, оружие и боеприпасы, провел строевой смотр своего и приданного личного состава, а также убедился в готовности техники к маршу.

Несмотря на все свои волнения, я был уверен, что безупречно сумею выполнить любой приказ моего командования. Картинки горящих по линии государственной границы «Леопардов», «Абрамсов», «Мардеров», «Брэдли» и «Страйкеров», улыбающихся девушек и прикрепляющего мне на грудь Золотую Звезду человека, имя которого нельзя называть вслух, стояли перед глазами, оставалось только не упустить случая – таким образом отличиться.

* * *

Весна вступала в свои права, снег на открытых пространствах уже сошел, сверху изо всех сил грело солнце, не обращая внимания на собиравшиеся на западе тучи. Погода, несмотря на неприятный метеопрогноз, пока была идеальной, и если бы не сложная международная обстановка, можно было даже планировать выезд на пикник в ближайшие выходные, но, к сожалению, вместо пикника на эти выходные в моих планах была охрана государственной границы.

Попасть под ожидаемый дождь в ходе марша ни мне, ни тем более механикам-водителям не хотелось, и в результате наша колонна неслась со скоростью шестьдесят километров в час, распугивая встречавшиеся машины, пока я сидел на башне и наслаждался поездкой.

Достаточно быстро добравшись до нужного поворота, колонна оставила шоссе и, разбрасывая грязь проселка гусеницами и колесами, устремилась вперед, спеша доставить грузовики к пункту назначения. Помимо нежелания попасть под дождь я хотел добраться до назначенной мне заставы до темноты.

Впереди мелькнул бетонный мостик над небольшой речушкой, до расположения нашей тактической группы оставалось не более пяти километров, когда со стороны уже закрывших половину неба туч грянул гром, заставивший вздрогнуть и меня, и сидевшего в соседнем люке наводчика-оператора моей машины сержанта Никишина.

Сержант глянул на меня сквозь стекло своих шикарных американских стрелковых очков и хмыкнул:

– Как бы нам под первую в этом году грозу не попасть, товарищ лейтенант!

Ответить сержанту я не успел. Сверху грохнуло еще раз, мелькнула вспышка, и моя машина полетела куда-то в тартарары, ломая непонятно откуда взявшийся вокруг подлесок и довольно удачно попытавшись познакомить нас с Никишиным со сложностями профессии участников родео, пока не остановилась, уткнувшись мордой в здоровенное дерево. Случившаяся остановка оказалась безусловно удачной – сруби БМД эту березу, дерево имело все шансы обрушиться прямо на наши головы. Шум двигателей за спиной заглушался грохотом матерщины.